Шановні відвідувачі сайту!!!

На даному сайті розміщені план-конспекти уроків, короткий та повний обсяг творів із шкільної програми, біографії та портрети письменнників, матеріали для підготовки до ЗНО, багато теоретичного матеріалу з української мови і літератури, літературні ігри, матеріали для проведення гурткової роботи, календарне планування на всі предмети, презентації для уроків, дуже багато творів за шкільною програмою та багато іншого цікавого матеріалу. Маєте пропозиції та побажання пишіть адміністратору, всі вони будуть обов'язково враховані!!!

P.S. Вибачте за рекламу на сайті. Це необхідність для подальшого сталого розвитку даного ресурсу.

СОЧИНЕНИЯ ПОРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Духовное становление личности (По роману Л.Н. Толстого "Война и мир")
Додав: admin
Коментарів: 0
Додано: 29-11-2013, 11:36

СОЧИНЕНИЯ ПОРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Духовное становление личности

(По роману Л. Н. Толстого "Война и мир")

Русская литература со времен Пушкина умела раскрывать психологию человека, его сокровенные мысли и чувства. Лев Николаевич Толстой внес в психологизм русской литературы свое открытие, названное Чернышевским умением передавать "диалектику души".

"Люди, как реки..." - говорил Толстой, подчеркивая этим сравнением многогранность и сложность человеческой лич­ности, изменчивость и непрерывное движение, развитие, "теку­честь" внутренней жизни людей.

По Толстому, всякий результат человеческой жизни не­преднамерен, стихиен. В событии всегда участвует множество разнонаправленных стремлений и воль, они пересекаются и сталкиваются между собой.

Итак, есть ли внутренняя, необходимая мера в человеческой жизни, между ее явлениями, между людьми целесообразная связь, или связь эта хаотична, случайна? В чем смысл активности человека, жизненных усилий его? Вопросы эти решаются всем романом "Война и мир", каждым его эпизодом. Путь, который проходят в романе главные герои, — это поиски не одним ра­зумом, а жизнью, судьбой ответов на главные эти вопросы.

Очень разные Пьер Безухов и Андрей Болконский, но каж­дому из них, каждому по-своему, приходится на своем пути пройти через тяжелые моральные испытания, когда нужно заново решать вопрос о смысле собственной жизни и ее связи с жизнью других людей, с объективным порядком вещей, и вопрос этот оказывается так запутан и осложнен, что уже, кажется, невозможно решить его положительно.

В стихию человеческой жизни со всей ее видимой пестро­той и запутанностью отношений, позиций, точек зрения, це­лей, как в пучину, погружается мыслью и душой Пьер Безу­хов, чтобы узнать: есть ли объединяющее начало, есть ли закон и цель в этом видимом хаосе? Нестройность, несогласо­ванность этой картины мира составляет страдание, с кото­рым проходит по жизни Андрей Болконский.

Из разговоров Пьера и Андрея на первых страницах рома­на "Война и мир" уже заметны те линии, по которым пойдет жизнь одного и другого. Рядом со старшим другом Пьер расплывчат и рыхл со своим, по-видимому, бесцельным фило­софствованием, со своими вопросами: кто виноват, кто прав. Князь Андрей разговаривает с Пьером, как человек действия; он объясняет, зачем идет на войну: "Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь — не по мне!" Он говорит о надеждах и силах, пропадающих в пустом свет­ском существовании. Князь Андрей не хочет допустить, что­бы случайности жизни распоряжались его судьбой. Он верит в свое высокое назначение, и тем самым он, кажется, решил для себя общий вопрос о целесообразности миропорядка и человеческой жизни - главный вопрос, который исследуется и выясняется каждой строчкой романа Л. Н. Толстого.

Князь Андрей верит в свою звезду; он не случайно, без цели заброшен в мир, он верит в то, что рожден для подвига и величия. Но ему предстоит пережить столкновение этих иллюзии, воспринятых из примеров других времен, с реально­стью его времени, усложнившего и запутавшего человеческие отношения и все, казавшиеся недавно ясными, понятия о ве­личии, о подвиге, славе, о смысле людских усилий. Князь Ан­дрей скажет позднее о себе во время свидания с Пьером в Богучарове, что он жил для славы, то есть жил для других. "Ведь что же слава? Та же любовь к другим, желание сделать для них что-нибудь, желание их похвалы". Князь Андрей вначале ориентируется на этот героический канон; в его меч­тах армия попадает в безвыходное положение, и он один спа­сает ее и выигрывает войну — совсем как в древних предани­ях. Но в действительности история имеет более прозаичес­кий вид. Болконскому откроется, что мировая слава Наполе­она венчает эгоистический произвол, а действительный под­виг скромного капитана Тушина не будет увенчан славой и останется неизвестен. Жизнь предстанет ему в несовпадении видимого и настоящего, и его собственное героическое стрем­ление в своем реальном значении и по настоящим своим последствиям окажется чем-то не тем, что мечталось ему.. Оно окажется гордой обособленностью, отделяющей его от общей судьбы людей, вместо того, чтобы эту судьбу решать, как подобает герою.

В критические дни кампании 1805 года, пробираясь к штабу своей армии, уже обреченной на поражение, Болкон­ский с презрением смотрит на царящий кругом хаос, на сме­шавшиеся повозки, утопающие в грязи, на картину беспоряд­ка, паники, охвативших войска. Ему оскорбительна эта кар­тина, такой она являет контраст его собственной героической настроенности: он едет, чтобы спасти армию.

Когда наступил долгожданный момент Тулона, Андрей бе­жит впереди со знаменем и, раненный, падает вместе с ним. Потом его видит лежащим на поле битвы с древком Напо­леон и произносит: "Какая прекрасная смерть!" Однако слова Наполеона доносятся до затуманенного слуха князя Андрея, словно жужжание мухи, и похвала Наполеона, вчерашнего кумира, уже не нужна ему. И вот он, поверженный навзничь, уже не видит ничего вокруг, он видит только высокое небо над собой и в нем одном находит величие и значительность, которых он ищет в жизни, но которых не было в его вожделенном Тулоне. Героическая минута оказалась наполнена той самой мелочной суетой, которая ему была оскорбительна в жизни. Честолюбивые планы, мечты о Тулоне и славе сами были такой суетой - небо Аустерлица сейчас говорит Анд­рею об этом. Призрачность официальной истории и внешнего героизма, соединенного с ней, становится очевидна рядом с простыми необходимыми моментами человеческой жизни, зна­чения которых князь Андрей раньше не понимал, обольща­ясь в истории ее поверхностной стороной. Однако простое и такое глубокое для автора "Войны и мира" семейное счастье — то самое, которое знают Ростовы, "мирное" счастье — не будет дано Андрею Болконскому. Почти на его глазах, в тот самый момент, когда он вернулся домой, умирает от родов жена; он ею пренебрегал, этой маленькой женщиной, прези­рал в ней светскую пустоту, но он слишком многим пренеб­регал и был высокомерен к обычным, невыдающимся людям.

Позже он скажет Пьеру, что был виноват перед женой и надеялся оправдаться. Жизнь не дает оправдания и простого счастья, нужного каждому человеку; смертью ма­ленькой княгини она обвиняет гордость Болконского, отвле­ченность его высоких стремлений. Андрей наказан страда­нием в тихой домашней жизни, которой он живет после смерти жены и которой он впервые пожелал на поле Аус­терлица. Но простая жизнь непросто дается Андрею. Она дается ему со страданием, тайная ее глубина и значитель­ность для него не открыты. Князь Андрей ищет в жизни справедливость и совершенство. Навсегда непереходим для него разрыв — "небо" и земная реальность. Он видит небо, глядя поверх человеческой жизни. Этот разрыв — трагиче­ская тема образа АндреяБолконского.

Князя Андрея навещает в его деревенском уединении Пьер Безухов. Между друзьями идет разговор о главных вопросах не только их собственной, но вообще человеческой жизни. Однако перед нами не отвлеченная дискуссия, а. диалог очень неодинаковых личностей. Страницы, посвя­щенные свиданию в Богучарове, — одни из самых философ­ски глубоких и вместе с тем художественно обаятельных в романе Толстого. Вот к чему непрестанно возвращается разговор как к своему центру, главному содержанию: что такое добро, справедливость, правда не в относительном, личном смысле, а в абсолютном, объединяющем, общем для всех? И существует ли это общее? Своя мечта, своя правда у каждого человека при отсутствии общей правды, необхо­димость и разумность меры добра и зла, того нравственного закона, что именно и является смыслом и целью всех жизненных поисков Андрея и Пьера.

Однако восторженно-отвлеченные речи Пьера не действу­ют на Болконского. Князь Андрей строг в своем отношении к жизни, он не хочет больше самообманов, гонит прочь уте­шения, он нарочито сухо-логичен, ему нужна только истина. Но какое-то нелогическое чувство, скрытое от себя, осталось в нем, и оно говорит, что истины, к которым он пришел, — не абсолютные истины.

"Зачем?" — вот великий вопрос, вопрос о цели, о назначе­нии человека, его жизни, событиях, истории. Человеку недо­статочно факта события, он хочет узнать: зачем? Жизнь не проста, и этот вопрос мучает толстовского героя в самые кри­тические моменты жизни.

Свидание с Пьером было для князя Андрея вехой, с кото­рой началась его новая жизнь во внутреннем мире. Приехав по делам в Отрадное, князь Андрей впервые встречается с Наташей. Она пробудила в Болконском потребность просто­го контакта с другим человеком — она была прежде за­крыта князю Андрею, решавшему для себя одного всеобщие проблемы человеческого бытия. До Аустерлица Болконский стремился жить для других, отделяя себя от них, теперь же — жить вместе с другими. "Чтобы не для одного меня шла моя жизнь", — вот постоянная тема размышлений кня­зя Андрея, главный, ведущий их мотив.

В Петербурге Андрей во второй раз встречает Наташу Рос­тову на балу. Он покинул свое уединение и предался обще­ственной деятельности; он занят службой в центре подготов­ки гражданских реформ, близок к Сперанскому - новому "ве­ликому человеку", которым он теперь увлечен; опять обще­ственное стремление его незаметно приняло форму прежних иллюзий; снова влечет его во внешние сферы, "туда, где готови­лось будущее". Но одна встреча с Наташей разрушает все это.

Разрыв с Наташей возобновляет страдание Болконского, то страдание от неидеальности жизни, которое он знал все­гда. Наташа могла променять его на пустого хлыща Кураги-на - это для князя Андрея последнее разоблачение всяких идеальных иллюзий.

Ощущение краха соединяется у Болконского с начавшей­ся войной, вторжением завоевателей, пожаром Смоленска, разорением Лысых Гор, его родного гнезда. Грубое насилие, то же, что сломало его судьбу, теперь играет свою пагубную роль в общей жизни людей.

В роковую минуту смертельного ранения, когда дымящаяся граната, готовая тотчас взорваться, вертится волчком рядом с ним, страстный порыв любви к жизни захватывает князя Анд­рея. Непосредственного ощущения жизни он не знал, а если оно приходило, то разоблачалось потом как обман. В минуту ранения в первый и единственный раз он испытал с такой си­лой непосредственное чувство к лугу, пашне, струйке дыма. В умирающем князе Андрее идет борьба между любовью земною, мирской, ограниченной, различающей, избирательной любовью к одному человеку, которая может быть неотрывна от ненави­сти к другому, и абстрактной любовью, неразличающей, беспред­метной, безличной. Страсть к жизни, с яркой силой испытан­ная в минуту ранения, затем заменяется абстрактной любо­вью к врагу. Но приходит Наташа, они встречаются вновь. Во­зобновившаяся любовь к одной женщине привязывает опять к жизни, вытесняя безразличное чувство любви вообще.

В этой борьбе одолевает абстракция, нечеловеческая лю­бовь, одолевает смерть. Неидеальная, земная, мирская любовь требует от человека такого участия в жизни, которое для князя Андрея было всегда тяжело, невозможно.

И все же есть основания утверждать, что если б автор оставил своего героя живым, то он был бы одним из тех, кто в 1825 году вышел на Сенатскую площадь в Петербурге.

Совершенно иначе складывается жизнь Пьера Безухова. Вот он перед нами в момент разрыва с женой, после дуэли с Долоховым. Этот момент для Пьера - итог его отношений с великосветским обществом. Его тревожат не столько личные вопросы, сколько глобальные проблемы вообще: "Кто прав? Кто виноват? Никто". После объяснения с женой он едет в Петербург, продолжая думать все то же; он не понимает, глядя на других людей, каким образом все они могли жить, не разрешив тех вопросов, которые занимают его. "Все в нем самом и вокруг него представлялось ему запутанным, бес­смысленным и отвратительным. В нем самом и вокруг него — это для Пьера одно и то же. Его личное существование должно быть оправдано целесообразным устройством мира, и утрата этого чувства высшей целесообразности означает личное несчастье Пьера, тупик, почти невозможность жить. Пьеру определено собственным опытом и судьбой анализи­ровать и распутывать, искать выход к общей правде через иллюзии и разочарования. Такой иллюзией станет масонство, которое войдет в судьбу Пьера в тяжелейшую минуту полной потерянности. Но позже, когда придет разочарование в ма­сонстве, еще безнадежнее, кажется, будет тот новый тупик, в котором очутится Пьер и из которого только через испыта­ния войны и плена ему суждено будет выбраться.

Двенадцатый год — совсем другое состояние жизни Пье­ра, отличающееся от разнобоя мыслей, который царил в душе героя в Торжке. Теперь, под Бородино, на место парадоксов встает действительное противоречие. Именно в плену, в ли­шениях и недостатках, Пьер научился ценить непосредствен­ную жизнь, существование как процесс. В результате сближе­ния с простыми солдатами, в результате знакомства с Плато­ном Каратаевым Пьер приходит к тому заключению, что не­счастье людей происходит "не от недостатка, а от излишка". Излишек здесь — не только материальные преимущества, от­деляющие господ от народа, но также излишек'духовной, внут­ренней жизни: искания, развития, "диалектика души". Это все несвойственно им, простым людям, солдатам, крестьянам. Им как бы дано непосредственно, прямо, стихийно то знание смысла существования, к которому ищущие герои "Войны и мира" пробиваются долго и трудно.

Среди запутанной сложности жизни герои Толстого ищут ее простое и общее содержание. 1812 год и становится таким проясняющим все событием.

А каков в эпилоге Пьер? Он вернулся во многом к "дока-ратаевскому" своему состоянию, к себе самому, к своим беспо­койным вопросам, сомнениям. Пьер приходит в тайное поли­тическое общество.

В "Войне и мире" жизнь подводит чему-то итог, как, на­пример, стремлению князя Андрея к славе, — и к эпилогу кажется, что уже подведен итог всему; но то, что было снято и подытожено, возобновляется, делается опять актуальным, живым. Своей концовкой "Война и мир" — открытая книга: последние слова повествования — это мечты ребенка, планы жизни, которая вся впереди. И кто знает, может быть, Нико-ленька Болконский, дети Безухова и их ровесники так же будут мучиться мыслями о своем предназначении, о счастье, славе, как это было с их отцами?

Інформація
Відвідувачі, Ви також можете залишити коментар до даного матеріалу
 Залишити коментар
Схожі матеріали:
Меню
Авторизація
Архів матеріалів
Популярні матеріали
Яндекс.Метрика





загрузка...